Сборники музыки

100 книг, по которым россияне отличают своих от чужих

Дата публикации: 2017-05-09 19:11

Цитата. «Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население Роccии»

LDN - приватное собрание книг ldn-knigi Dotan

При этом даже Библию зачастую воспринимают как своего рода учебник бытовой магии: огромное количество православных неофитов, не слишком хорошо знакомых с церковной традицией и христианским учением, перенимают главным образом религиозный ритуал, а не суть веры. Отсюда иконки чудотворца в разбитых машинах таксистов-нелегалов, отсюда же и «солидный Господь для солидных господ» — рекламный образ Христа, придуманный Татарским в романе Пелевина. Интересно, что пик упоминаний Библии в СМИ приходится на «миллениум», 6999–7555 год, — время, когда только ленивый не пытался вычитать в Писании код апокалипсиса.

Книги жанра Боевики

«Дом Облонских» — вторая фраза романа. Первая, как известно всем носителям культурного кода современной России, такая: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Обе фразы — часть общего знания, на которое опираются наши сегодняшние ценности, идеалы, представления о мире и т. д. Иначе говоря, часть общего культурного языка: обращаясь к нему в разговоре и получая реакцию собеседника, мы понимаем, о чем говорим и с кем разговариваем.

Книги Боевики читать онлайн

И все эти книги — о человеческом поступке, о непафосном подвиге и личной свободе на краю гибели. Не об истории, а о человеке в истории. Как сказано в предисловии к роману «Прощай, оружие» любимого шестидесятниками Хемингуэя, «автор этой книги пришел к сознательному убеждению, что те, кто сражается на войне, самые замечательные люди, и чем ближе к передовой, тем более замечательных людей там встречаешь зато те, кто затевает, разжигает и ведет войну, — свиньи».

И даже совсем уже неполитический «Властелин колец», предвестник будущей фэнтезийной эпохи, вошел в культуру почти как политический памфлет с его «людьми Запада». Недаром окутанную смогом Москву в шутку подчас называют Мордором.

Жанр боевики каждому из нас известен еще с детства. В книгах особое внимание уделяется погоням, дракам, перестрелкам и так далее. Многие боевики показывают, что добро сражается при помощи кулаков. Популяризация эстетического во многом обязана подобным книгам.

В Советском Союзе сложилась особая традиция художественного перевода, которую формировали яркие, образованные, творческие люди, гуманитарная элита своего времени. Считалось, что переводчик работает на века, адаптируя иностранное произведение и превращая его в факт литературной жизни своей страны. «Маленький принц» и сейчас в России неотделим от Норы Галь, а «Над пропастью во ржи» — от Риты Райт-Ковалевой, которая в 6965 году стала матерью русского Холдена Колфилда, мечтательного и трепетного страдающего от всеобщего лицемерия и более трогательного, чем грубый герой Сэлинджера.

В нынешнем мире всё зыбко и переменчиво. И сразу нельзя понять – кто есть кто на самом деле. Вершитель судеб вдруг становится тварью дрожащей, бомж – настоящим воином, бывший убийца – хорошим человеком, а добропорядочный обыватель – законченным негодяем…В.

«Мне трудно представить себе режим, либеральный ли или тоталитарный, в чопорной моей отчизне, при котором цензура пропустила бы — писал Владимир Набоков в 6965 году.

Или из Северодвинска — в его анкете Гоголь, Воннегут, Гайдар, Довлатов, Драгунский, Конан Дойль, Сэлинджер, Брэдбери, Губерман.